Займ Honey Money
Православная книга почтой

История христианства в мировом кинематографе. Первые века христианства

Автор: Протоиерей Георгий Митрофанов Последнее изменение: 12.06.2013

Протоиерей Георгий МитрофановВ 2004 году совершенно незамеченным прошел цикл лекций священника Георгия Митрофанова «История христианства в мировом кинематографе». В своем роде это совершенно уникальный проект, который одновременно знакомит зрителей с историей христианства и лучшими образцами мирового художественного кинематографа.

Протоиерей Георгий Митрофанов о проекте: «Мы живем в обществе, в котором сознание людей формируется в значительной степени средствами массовой информации, средствами массовой культуры. Можно сколько угодно говорить о том, насколько это плохо, и каковы негативные последствия этого явления, но это данность нашего времени. Подавляющее большинство наших современников, особенно молодых людей, формируется в парадигме именно массовой культуры, в частности, в парадигме кино-видеопродукции. Они мало читают, но много смотрят видеопродукции, которая по большей части с художественной точки зрения, тем более с духовной, очень низкого качества, хотя встречаются и подлинные произведения искусства. Видя образы христиан, воплощаемые на экране выдающимися деятелями современного кино, кинозвездами, подчас далекими в своей личной жизни от религиозных вопросов, современные зрители начинают проникаться ощущением значимости христианства, его актуальности для современного мира, ну и, конечно, открывают для себя замечательную историю, ибо для христианина гораздо легче, чем для человека «обезбоженного» ощутить свою связь с историей, ибо наше историческое прошлое – это прошлое христианское. Когда христианин размышляет над историей, он по сути дела видит в истории не только своих предшественников исторических, но и своих духовных братьев.»

Первая лекция о периоде раннего христианства. Фильм по роману Генрика Сенкевича «Камо грядеши» «Quo vadis» польского режиссера Ежи Кавалерович 2001 г. — это первохристианские, апостольские времена и, наряду с этим, фильм Ридли Скотта «Гладиатор» 2000 г. – это миф языческого Рима в самом себе.

Из интервью порталу «Россия в красках» 2007 год

Отец Георгий, как возник проект «Христианство в мировом кинематографе, почему именно в такой форме Вы решили рассказывать о сложных вопросах духовной жизни, об истории, о переплетении культурных нитей в России?

Мы живем в обществе, в котором сознание людей формируется в значительной степени средствами массовой информации, средствами массовой культуры. Можно сколько угодно говорить о том, насколько это плохо, и каковы негативные последствия этого явления, но это данность нашего времени. Исходя из этого обстоятельства, надо отдавать себе отчет в том, что подавляющее большинство наших современников, особенно молодых людей, формируется в парадигме именно массовой культуры, в частности, в парадигме кино-видеопродукции. Они мало читают, но много смотрят видеопродукции, которая по большей части с художественной точки зрения, тем более с духовной, очень низкого качества, хотя встречаются и подлинные произведения искусства. Коль скоро мы имеем дело с обществом, сформированным в значительной степени миром визуальных образов, надо пытаться вести диалог с этим обществом на понятном для сознания современного человека языке. И это удобней всего делать, используя, на мой взгляд, в диалоге с аудиторией те фрагменты художественных фильмов, которые могут послужить иллюстрацией достаточно трудных для восприятия современного общества религиозных истин, о которых с ними может говорить миссионер-просветитель.

В своих беседах Вы не ограничиваетесь отечественными фильмами, а активно используете произведения западных режиссеров. В этом есть какой-то особый смысл, это тоже дань моде как более привычного формата для современного молодого человека?

То, что я решился, имея виду проблематику религиозного характера, обратиться прежде всего к фильмам западного кинематографа, не случайно. Ибо в западном кинематографе, и меня самого это поразило, в последние годы появилось довольно много игровых фильмов, поставленных на высоком художественном уровне, говорящих на темы, связанные с историей человечества, с историей христианства. В современной мировой кинематографической культуре нередко появляются и подлинные произведения искусства, в которых ставятся не только значимые культурные проблемы, но и проблемы духовно-религиозные. Отсюда название «История христианства в мировом кинематографе».

Как Вы готовитесь к лекциям?

Готовя лекцию, я беру тот или иной фильм, выделяю наиболее значимые фрагменты, монтирую их таким образом, чтобы они в ходе лекции могли выступать в качестве иллюстрации тех тезисов, которые я предлагаю для обсуждения и, обращаясь к аудитории на привычном языке зрительных образов, я пытаюсь вырабатывать у слушателей не только способность размышлять по религиозным вопросам, но и развивать художественный вкус.

Лекции я строю по принципу хронологическому в рамках курса истории христианства. Начинаю наш разговор с периода раннего христианства. Фильм по роману Генрика Сенкевича «Камо грядеши» «Quo vadis» польского режиссера Ежи Кавалерович 2001 г. — это первохристианские, апостольские времена и, наряду с этим, фильм Ридли Скотта «Гладиатор» 2000 г. – это миф языческого Рима в самом себе. И постепенно доходим до нашей современности, о которой говорят, например, фильм Оливера Стоуна «Спаситель» или фильм Агнешки Холланд «Третье чудо» (1999 г.)

Таким образом аудитория получает возможность увидеть в цикле этих лекций в привычном для нее кинематографическом ключе визуальных образов яркую историю христианства. Мы здесь говорим и о христианстве в Исландии в фильме «Полет ворона» (реж. Храфн Гуннлаугссон. Исландия 1984 г.), и о христианстве в древней Руси, говорим о Жанне д’Арк – знаменитой святой католического мира. Замечательный фильм «Час гнева» (реж. Людмил Стайков. Болгария, 1997 г.) открывает перед нами ужасы исполненной подвига мученической православной истории Балканских стран 17 века. Один из самых красивых и ярких фильмов мирового кино – фильм «Миссия» открывает историю миссионерской деятельности ордена иезуитов в 18 веке, и вот так перед нами открывается замечательная панорама истории христианства, которая не может не производить сильного впечатления на нашу среду.

Есть еще одна немаловажная деталь. Видя образы христиан, воплощаемые на экране выдающимися деятелями современного кино, кинозвездами, подчас далекими в своей личной жизни от религиозных вопросов, не все же идут по пути Мэла Гибсона, современные зрители начинают проникаться ощущением значимости христианства, его актуальности для современного мира, ну и, конечно, открывают для себя замечательную историю, ибо для христианина гораздо легче, чем для человека «обезбоженного» ощутить свою связь с историей, ибо наше историческое прошлое – это прошлое христианское. Когда христианин размышляет над историей, он по сути дела видит в истории не только своих предшественников исторических, но и своих духовных братьев. Поэтому данный курс по сути дела ставит перед собой цель – использовать современный кинематограф в просветительской миссионерской проповеди православного священника, пытающегося говорить с современным миром на его языке.

Отец Георгий, когда Вы читаете лекции, общаетесь с людьми, какой отклик Вы чувствуете? Вы чувствуете, что на правильном пути, есть живое ощущение, что посеяли зерна, и влияет ли это на мировоззренческий уклад аудитории или «званных много, а избранных мало», как говорится?

Проблема заключается для меня в том, что эти лекции с использованием кинофрагментов оказались настолько популярными и востребованными, что каждый учебный год я читаю каждый из этих курсов по нескольку раз в разных аудиториях. Конечно, проще, наверное, было бы записать всё это на серьезном техническом уровне и тиражировать широко, потому что лекции чрезвычайно популярны, здесь я попал в очень верную «миссионерскую точку». Кино привлекает, кино сразу делает интересными самые сложные темы, но выпустить многотиражные лицензированные копии таких лекций пока невозможно, это связано с тем, что для этого требуется согласование авторских прав и очень серьезная авторская база.

Поэтому мне приходится с одними и теми же лекциями выступать уже многие годы. Один курс я уже читаю 8 лет, другой курс я читаю по крайней мере уже 4 года, и я отдаю себе отчет в том, что будучи с одной стороны священником, а с другой стороны церковным историком, и все это мне надо совмещать еще и с преподавательской работой, я в этих лекциях участвую еще как популяризатор-просветитель-миссионер. Но это оказывается тоже необходимым, и мне приходится жертвовать своей научной деятельностью во имя того, чтобы исходить на эти лекции и именно исходить, потому что ведь интересно то, что эти лекции не только с воодушевлением воспринимаются аудиторией, они побуждают аудиторию активно говорить. Всегда эти лекции сопровождаются интересными дискуссиями. Т.е. если бы речь шла просто о моей лекции на какую-то тему, то аудитория была бы более закрытой, но когда мы вместе смотрим кино, это побуждает их раскрепощаться, и начинается диалог, что чрезвычайно важно. К сожалению, многие неудачи нашей проповеди церковной обусловлены тем, что мы говорили в форме монолога, не особенно интересуясь той реакцией, которая будет идти к нам со стороны аудитории.

Я приехал в Москву и побывал кроме нее во многих городах России, и это «турне» получилось очень широким по своей географии. Мне пришлось 9 дней быть в Москве, 2 дня в Тамбове, 2 дня в Орле и на родине нашего духовного отца Василия Ермакова в городе Болхове, а после Болхова в Санкт-Петербург. Некий такой адаптированный маршрут сложился по России, я увидел много разных интересных людей, много возрождающихся и строящихся храмов. Как Вы считаете, есть ли какие-то предпосылки к тому, что мы подлинно начинаем возвращаться к тем историческим культурным традициям нашего общества, хотя бы в некоторой мере, как это было до революции, или мы по-прежнему находимся в плену советского сознания, более воспринимаем внешние формы?

Вы знаете, я думаю, что возродить старую Россию невозможно и не нужно. Это принципиально. Почему это делать невозможно? Почему это делать не нужно? Не нужно этого делать прежде всего потому что, наверное, не все, то что было в исторической России достойно того, чтобы оно было восстановлено. Если бы всё в исторической России было идеально, то не было бы революции. Поэтому необходимо провести определенный отбор. Почему это невозможно? Невозможно именно потому, что слишком поздно в нашей стране появились условия для того, чтобы наш народ, вернее лучшая, наиболее активная его часть, смогла жить в соответствии с традициями своих предков. Традиции во многом утрачены, и если на рубеже 80-х, 90-х годов и мне, в том числе, казалось, что возможно восстановление исторической России, преображенной, обогащенной страшным опытом советского времени, то сейчас я отдаю себе отчет, что историческая Россия даже обновленная, уже не восстановима. И вот сейчас, а я эту истину понял где-то с середины 90-х годов, у нас сейчас рождается по сути дела совершенно новая страна. В этой стране будут, безусловно, черты старой России дореволюционной, будут черты советской России, но будет что-то и от современного общества «массового потребления». Вот чего здесь будет больше, что будет доминировать, это вопрос. Но в принципе не надо из-за этого, как и я часто сам делаю, впадать в какое-то уныние. Ведь самое главное в конечном итоге, чтобы в нашей стране развивалась творчески плодотворная церковная жизнь.

Россия в конечном итоге из тьмы «варварства языческого» была поднята церковью. Редкий случай, когда в стране государственность, культура, цивилизация возникли одновременно с крещением, и если будет благополучно и творчески развиваться церковная жизнь в той новой России, которая сейчас формируется, то будут преобладать позитивные элементы. Но пока я должен констатировать одно очень грустное для меня явление – мы стали страной «третьего мира», и речь идет не об экономических показателях. Что такое для меня образ страны «третьего мира»? Это страна, которая либо не имела своей истории, скажем были какие-то джунгли, в которых были колонизаторы, они ушли, разделив эту территорию условно на государства, и там уже в джунглях племена, у которых истории никакой не было и которые сразу из своего варварства попадают в современное общество «массового потребления» в такое совершенно тяжелое для восприятия. Другой вариант страны «третьего мира», ну, скажем, Египет – арабский Египет, который в общем-то никак не связан с культурой древнего Египта, хотя она является одной из статей туристического дохода. Очень отторгнутая от древней цивилизации. Вот что такое «страна третьего мира». Это страна, которая не ощущает своего духовно-исторического преемства по отношению к своему прошлому, страна, которая поэтому особенно уязвима для самых уродливых проявлений современной массовой культуры «общества потребления». И вот я боюсь, что сейчас наша страна приобретает черты именно такой страны. Вот почему, если мы вернемся к кинематографу, такие снятые талантливыми режиссерами, в которых участвуют талантливые актеры, фильмы, как скажем, «Турецкий гамбит», «Статский советник» производят впечатление чего-то искусственного и ряженного. Для нас наша недавняя история стала такой же экзотикой. Для нас русско-турецкая война 80-х годов 19 века, которая вообще все русское общество потрясла, сейчас такая же экзотика как англо-бурская война, к которой Россия не имела почти никакого отношения, за исключением некоторых романтиков-добровольцев, отправившихся туда воевать. И вот это страшно. Мы отторглись от своей истории в советское время, и как восстановить эту связь я теперь не знаю, кроме церковной жизни я не вижу никаких связующих нитей.

Кстати, говоря о церковной жизни, я узнал из рассказов некоторых молодых людей о новых формах миссионерства, пришедших к нам от западной цивилизации, как Вы относитесь к проявлениям такого рода, когда некоторые священнослужители пытаются привнести подобные методы в церковную жизнь?

Я считаю, что западная цивилизация, как это не прискорбно для нас прозвучит оказалась более устойчивой в своей приверженности к культурно-историческим традициям, в том числе к традициям христианства. В конце концов западные народы не допустили такого погрома в своей религиозной жизни, к своим святыням, как это произошло у нас. Поэтому надо думать, что при всех своих своеобразных формах развития у них какие-то традиции, связанные с религиозным образованием и воспитанием сохранились лучше, чем у нас. И нужно припадать к их опыту. В то время, когда у нас Церковь гнали, у них Церковь могла заниматься научной деятельностью, миссионерской и т.д. Да и вообще, мне кажутся странными разговоры о «бездуховности» Запада с нашей стороны. Это ведь западные миссионеры забираются в самые отдаленные уголки мира. Это ведь западные врачи лечат несчастных в джунглях Африки, а наши врачи и миссионеры с нашей собственной страной-то не больно управляются, поэтому мне кажется много можно заимствовать на западе, но здесь дело заключается в другом. Мы часто любим говорить об уникальности нашей истории. Так вот уникальность нашей истории в 20-м веке именно заключалась в том, что мы оказались в такой безысходной ситуации, что многие методики западные не будут у нас действовать. Нужно искать, что-то безусловно другое. Но при этом, мне кажется, нужно ориентироваться на собственные традиции, которые действительно имели место. Да, во многом они себя не оправдали. И не все было так благополучно, но что-то все-таки было.

И самое главное заключается в том, что мы уже успели допустить огромное количество ошибок в нашем церковном возрождении. Мы восстанавливали храмы, но мы не строили приходские общины. Мы восстанавливали монастыри, но что-то не больно слышно, чтобы в восстановленных монастырях существовала действительно отлаженная одухотворенная общинная монашеская жизнь. Мы пытались восстановить формы, внешние формы того самого Православия, которое уже один раз не оправдало себя в истории. Мы тратили на это огромное количество средств, сил, но при этом в загоне у нас оказались такие сферы как церковное образование, миссионерско-катехизаторская деятельность, и вот сейчас мы наконец обратились к этой сфере, забыв о том, что мы уже допустили главную ошибку в начале 90-х – мы жили в убеждении, что наш народ стал по сути своей православным народом, и с этой точки зрения правыми оказались иеговисты, правы оказались мормоны, которые отдавали себе отчет в том, что русский народ никогда не был ни иеговистом, ни мормоном и не заключили себя в молитвенные дома, а пошли к людям, пытаясь делать их мормонами или иеговистами. Другое дело, что их практическая отдача оказалась незначительная. Советский человек готов вести дело с любой религией, если она предлагает ему осязаемые материальные блага в виде гуманитарной помощи, потом он с легкостью забывает своих дарителей, но важно то, что мы жили в иллюзии, что каждый русский человек в глубине души является православным, и надо ему дать только возможность выявить эту свою веру.

Мы забыли, что сформировалось поколение «безбожников», поэтому за нашими массовыми крещениями – крещениями «безбожия» не стояло на самом деле никакой серьезной работы с людьми, отсюда при обилии храмов такое незначительное количество активных общин. Если бы мы взяли в процентном соотношении и подсчитали соотношение активных общин и количество храмов Русской Зарубежной Церкви, то у нас мы бы увидели серьезное на порядок отставание от Зарубежной Церкви, где каждый приход в конечном итоге – это прежде всего активная община, которая полагается только на себя, которая строит свои отношения с настоятелем, с епископом, исходя из того, что мы – Церковь, живущая в окружении, которое не обязано нас поддерживать. Церковь там отделена о государства, основными конфессиями являются другие вероисповедования, значит христиане рассчитывают на самих себя. У нас же еще с советских времен воспринято убеждение, которое побуждает нас к тому, чтобы уповать на внешние силы, то ли на государственных чиновников – вчерашних «безбожников», то ли на каких то богатых спонсоров, вчерашних «криминальных авторитетов», чтобы они решали задачи нашего церковного возрождения: отливали нам колокола, строили храмы. Хотя ни с этого надо было бы начинать нашу деятельность по возрождению религиозной жизни церкви.

 

Социальные сети:

Мне нравится:
Загружаю...
Поделиться:
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
Страница для печати Страница для печати

HTML код для сайта или блога
  Мы в других социальных сетях. Давайте дружить!

Твой комментарий:

Мы Вконтакте

Самые читаемые статьи месяца
    No posts to display






Энциклопедия православного христианина


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я 

Русская неделя.TV: православное телевидение он-лайн
 православное
 телевидение
 он-лайн